onosamo (onosamo) wrote,
onosamo
onosamo

Category:

Как русские украли бомбардировщик

11 ноября 1944 года бомбардировщик B-29 "Gen. H. H. Arnold Special" под командованием капитана Уэстона Прайса взлетел с базового аэродрома на территории материкового Китая и взял курс на японский город Омура, пересекая Восточно-Китайское море.

Полёт проходил нормально, если не считать сильнейшего встречного ветра — это беспокоило штурмана, который постоянно отмечал путевую скорость и запасы топлива.

"Суперкрепость" успешно добралась до цели — авиационного завода в Омуре и сбросила на него свой смертоносный груз. Но уже разворачивая самолёт, капитан знал — на обратный путь топлива не хватит.

Имелось несколько альтернатив.

Первая — лететь по направлению к новой базе на Сайпане, по дороге вызвать спасателей, после выработки топлива сажать самолёт на воду и ждать спасателей, надеясь, что самолёт удастся приводнить удачно, а спасатели обнаружат экипаж быстро. 

Вторая — возвращаться к материковому Китаю. До своей базы дотянуть не получалось, поэтому пришлось бы покинуть самолёт с парашютами над оккупированной территорией и пробираться к своим, надеясь на помощь местного населения.

Третья — лететь во Владивосток и посадить самолёт на территории союзника США, дружественного Советского Союза.



 В то время советы были союзниками Соединённых Штатов на европейском театре. Они даже получали от американцев большие партии истребителей, перегоняемых с Аляски через Берингов пролив в Сибирь. Конечно, СССР на тот момент не находился в состоянии войны с Японской Империей, но разве он не был большим и хорошим другом США? Капитан Прайс не имел оснований сомневаться в этом.

И вместо того, чтобы лететь на юго-запад через Китайское море капитан Прайс развернул "Генерала Арнольда" на север — по направлению к советскому Дальнему Востоку. Воды Японского моря промелькнули внизу и на горизонте показалась бухта Владивостока. Самолёт зашёл на предпосадочный круг и экипаж оторопел — вокруг бомбардировщика начали рваться зенитные снаряды, а с аэродрома — взлетать советские истребители. Зенитный огонь прекратился и истребители взяли американцев в "клещи". Так, с истребительным эскортом, им и пришлось приземляться.

Экипажу "Генерала Арнольда" не дали возможности заправить самолёт и вернуться на одну из американских баз в Китае. Вместо этого 11 лётчиков притащили на допрос в особый отдел, вскоре после которого американцы оказались в лагере для интернированных лиц под Ташкентом. Здесь в течение войны русскими удерживался 131 американский лётчик. В лагере капитан Прайс встретился капитаном Говардом Джареллом, чей B-29 советы захватили первым — у него заканчивалось топливо после рейда на Мукден и он тоже приземлился во Владивостоке, под таким же "дружественным" заградительным огнём. И в этом же ташкентском лагере оказался старший лейтенант Уильям Микиш, чья "Суперкрепость" села во Владивостоке через несколько дней после "Генерала Арнольда".

Лейтенант Микиш подоходил к Владивостоку на высоте 5000 футов передавая международный сигнал "свой" и высматривая аэродром (погода быстро портилась), когда бомбардир указал ему на B-29, стоящий на земле. Это был самолёт капитана Прайса.

Микиш решил приземляться и начал заходить на посадку, что должно было быть совершенно очевидно русским, находящимся на земле. Самолёт находился на посадочном кругу и выпустил шасси на высоте 500 футов, когда бортовой стрелок доложил, что их обстреливает зенитная артиллерия. Затем к бомбардировщику приблизились шесть истребителей Як и открыли предупредительный огонь.

"Было три часа дня и совершенно светло", — говорит Микиш, — "но зенитные пушки открыли по нам огонь, хотя было совершенно очевидно, что самолёт — американский, идёт с выпущенными шасси и закрылками в посадочном положении. Затем истребители принялись палить трассирующими снарядами. Моим ребятам это очень не понравилось — с большим трудом я убедил их убрать пальцы с гашеток".

C одиннадцатью членами экипажа американского самолёта обошлись практически как с военнопленными. Их отвели в административное здание аэропорта, где потребовали сдать оружие, боеприпасы и ножи. После чего лётчики были допрошены восемью русскими, накормлены обедом и снова допрошены.

Микиш и его экипаж не ожидали встретить такое отношение. Они думали, что окажутся среди друзей, но эти русские "друзья оказались совсем не дружественными". У ВВС не было специальных директив относительно таких ситуаций, но американцы ожидали, что им по крайней мере позволят провести ремонт и отправиться своей дорогой.

Не тут то было. Советы, "друзья" США интернировали бомбардировщик своего союзника.

А лётчикам выдали тёплую одежду, приставили переводчика и отправили в 24-часовое путешествие на поезде до Хабаровска, где они встретились с экипажем Прайса. И 6 декабря были отравлены в Ташкент — 12 дней пути на примитивном русском поезде. В Ташкенте их поместили в бывший офицерский лагерь под строгую охрану "для их собственной безопасности". В январе, по согласованному советами плану, их переправили в Тегеран, где американцы вывели вшей, которых набрались за время пребывания в России, отъелись, после чего отбыли в Каир.

После этих трёх инцидентов у Советского Союза оказалось три целых бомбардиорвщика B-29 и по крайней мере один повреждённый — разбившийся в Сибири (команда благополучно покинула самолёт с парашютами).

Советский Союз, конечно, называл себя союзником Соединённых Штатов, но как оказалось, "международное право" у русских — понятие весьма и весьма растяжимое. У них были совсем другие планы на эти самолёты.

Первый ключ появился в 1946 году, когда советы набрались наглости и попытались разместить на американских предприятиях заказы на производство шин, колёс и тормозных систем для B-29.

Второй — в том же 1946 году, когда берлинская газета Der Kurier поместила депешу из Парижа, в которой говорилось, что русские пытаются наладить производство копий B-29 на одном из уральских авиастроительных заводов.

Затем на воздушном параде в Тушино появилось несколько самолётов, которые иностранные наблюдатели приняли за B-29. А зимой 1948 года вышел советский киножурнал, в котором упоминается новый транспортный самолёт Ту-70. Затем фотографии самолёта появились в прессе с указанием, что его разработка "заслуга А. Н. Туполева".

Этот самолёт фантастически похож на "Суперкрепость" и нет ни малейших сомнений, что он — копия B-29.

В февральском номере Boeing Magazine от 1948 года приведены следующие признаки, указывающие на плагиат советского конструктора Туполева, укравшего американские разработки:

— На Ту-70 установлена точная копия крыла B-29 с хорошо известным профилем Boeing 112.
— Очертания гондол двигателей, форма и конструкция их основных и вспомогательных воздухозаборников, крышек капотов и обтекателей.
— Идентичный воздухозаборник системы циркуляции воздуха кабины в передней кромке крыла межу фюзеляжем и внутренней гондолой двигателя.
— Наплывы на закрылках между внутренними гондолами двигателей и фюзеляжем также абсолютно идентичны.
— Идентичная конструкция основных и носовой стоек шасси, их створок и обтекателей.
— Хвостовое оперение, целиком заимствованное с кульмана инженерного департамента фирмы Boeing (с одним различием — руль Ту-70 продляется там, где у B-29 находится "конура" хвостового стрелка).
— Одинаковые воздушные винты и их ступицы с несколько уменьшенными коками.

Туполев изменил лишь фюзеляж — крыло расположено несколько ниже, увеличены его диаметр и длина (119 футов против 99 футов у оригинала).








 
Tags: 1948, b-29, бомбардировщик, ту-4, ту-70
Subscribe

  • ДРЛО обр. 1950

    Самолёт ДРЛО (Distant Early Warning Line) Lockheed EC-121 Warning Star 1950, Super Constellation, Lockheed, EC-121, Warning Star

  • Ryan Firebee KDA-1

  • Бисмарк

    В этом случае буквально карманный линкор.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment